June 17th, 2019

Ужасный ужас!

Городок наш небольшой, а тот район, в котором я живу, относительно молод, около 30 лет, и имеет довольно интересное местоположение. Расположен он между  двумя кладбищами, старым и новым, за оврагом, в окружении городской свалки, трассы  и ДРСУ с замечательно вонючей установкой для асфальтоварения.

 Так вот дело было в годе так 1995. Училась я тогда на первом курсе, учебного заведения с довольно витиеватым названием, открытом на базе местного ПТУ. Город малонаселенный, общественный транспорт работает до 18-00 (по сей день кстати).  Приходилось много ходить пешком. Народ срезал путь через старое кладбище, но годы были лихие и иногда на кладбище пошаливали, толи акаши, толи наркоманы – кирпичом по балде, карманы обчистили и ходу. Но то днем, а с наступлением темноты, носу на кладбище никто не совал.

 Я тоже не рисковала ходить через кладбище и топала окружным путем, что прибавляло к моему маршруту пару лишних километров. Помог случай - упоительно блестюкачие, новенькие, лакированные туфли. Ноги они мне натерли изрядно, и лишняя пара километров казалась несусветной пыткой. Решила я: «была-не была». И поперлась через кладбище. 

На улице была темень (учились мы во вторую смену) и первые пару метров по кладбищу я себя подбадривала тем, что даже Ходжа Насреддин  ночевал на кладбище, когда по всему городу носились стражники, пытаясь его изловить. Он довольно здраво рассуждал, что покойники точно не станут носиться среди ночи, орать и размахивать факелами. Но, тем не менее, я постоянно испуганно оглядывалась и вздрагивала от каждого шороха. 

Страшный мой путь уже близился к завершению, как вдруг, впереди в зарослях сирени, промелькнуло что-то белое. Вся жизнь пронеслась перед глазами: вот мы в пионерском лагере вызываем пиковую даму, а вот мы с двоюродной сестрой  проводим спиритический сеанс, а вот я гадаю на картах на большую любовь. «Ну все, пиз..ц! Доигралась!» - подумалось мне. Но любопытство все-таки побороло страх,  я продвинулась еще немного вперед и раздвинула ветви.  Взору моему открылась чудная картина - белая лошадь мирно щипала травку с могильного холмика. Примерно с минуту мы с лошадью ошарашенно смотрели друг на друга. Видок у меня наверное был еще тот, потому как рванули мы с лошадью в разные стороны - я на выход, а она в глубину кладбища. 

Как я бежала! Усейн Болд нервно курит в стороне, потому что он спринтер, а я оставшиеся полтора километра до дому  покрыла за несколько минут, перемахнув в темноте еще и овраг.

Collapse )