kotyindra

Categories:

Сплетни в виде версий. ©

Давненько это было. Шли мы с напарницей после четырнадцатичасовой смены домой. Уставшие как собаки, тащились еле-еле, ноги гудели как телеграфные столбы, и впору было переставлять их руками, чтобы сделать еще хотя бы один шаг. Шли молча, говорить уже не было ни сил, ни желания. Вдруг мимо нас пролетела машина, кажется девятка, и остановилась на повороте. Из машины выпорхнула дамочка и усвистала в переулок. Напарница оживилась: «А ведь он её е..т!» До заторможенного усталостью сознания не сразу доехало, о чем идет речь: «Где? Кто? Кого? Зачем?» Наконец я поняла, что речь идет о женщине из девятки. «Дааа? А с чего это Вы так решили?» Напарница подбоченилась (я была значительно моложе ее, а следовательно совершенно неопытна в житейских вопросах и нужно было меня срочно просветить): «А чего он ее до самого дома не довез? Специально высадил на повороте, чтоб никто из соседей не увидел, кто ее подвозит!» Я от такой логики с подвыподвертом слегка прифигела: «Ну так довез пока было по пути. Вы же видели, что он дальше прямо поехал.»  Напарница не желала сдавать позиции: «Я сказала, е..т!»  «Нуууу, Вам виднее»- женщина та мне была незнакома, и вставать грудью на ее защиту мне не хотелось. Было только одно желание - добраться поскорее до дома и ножки вытянуть.

В последствии, я еще не раз сталкивалась с подобным явлением, и только диву давалась, как можно из каких-то совершенно незначительных событий раздуть грандиозную сплетню. Начинается все обычно с какой-нибудь мелочи: где-то кто-то что-то увидел, не так понял, присочинил, поделился этой новостью и понеслась! С одного грязного ручейка начинается путешествие сплетни по городу, каждый вновь услышавший добавляет отсебятинки, как Матроскин с Шариком в письмо Дяди Федора родителям, и грязных ручейков, вливающихся в этот мутный поток становиться все больше.  И вот уже бурная река, вышедшая из берегов, сносит все и всех на своем пути, вовлекая все новых и новых соавторов. Не дай Бог попасть под удар этой стихии - сметет на хрен. Потом как выжившая жертва наводнения будешь барахтаться в грязной жиже, оставшейся после схлынувшей воды, долго отплевываться и приходить в себя: «А что это было?» 

Еще хуже оказаться героем этого сочинения на вольную тему - так обгадят, хрен отмоешься. Причем если начнешь вдруг оправдываться и уверять всех в своей полной невиновности, только еще больше раззадоришь сплетников. Раз оправдываешься, значит - точно виноват! Можно конечно применять разные тактики поведения, чтобы тебя оставили наконец в покое. Попробовать перемещаться по городу короткими перебежками как во время боя, маскироваться под местность и сливаться с ландшафтом? Бесполезно - сплетники уже сидят в засаде с биноклями, приборами ночного видения и извращенным воображением наизготовку.   Прикинуться  «дохлым опоссумом»? Не поможет. Тут же набегут, начнут осторожно тыкать палочкой: «Сдох или не сдох?» Сразу выдадут несколько версий, от чего именно сдох, как долго подыхал,  и с какого за такое безобразие надо шкуру спустить. И когда ты не выдержав этого всего, издав испуганный писк ломанешься в ближайшие заросли, чтобы спрятаться там от извергов, будешь в последний момент пойман за кончик хвоста и вытащен на лобное место для продолжения экзекуции. 

Можно пытаться сохранять вечно невозмутимый, слегка отмороженный вид или наоборот ходить мило всем улыбаясь, все одно любой ваш вид и поведение будет поводом для очередной сплетни, если уж вас выбрали в качестве жертвы. Есть только один способ надежно спрятаться от сплетников, действительно помереть, да и то разговоров будет как минимум на неделю. Грустно((

Мне не известны мотивы этих любителей, подглядывать в замочные скважины и совать нос во все дырки. Может быть им просто скучно, и это такой способ развлечения. В провинции жизнь не богата на яркие события и культурно-массовые мероприятия. Да и тяжеловата жизнь в провинции, чего уж там. От выходного до выходного, от аванса до получки, от рождения до смертного одра, тянутся как резина однообразно тяжелые дни. А тут, опа, радость то какая: Люську муж с полюбовником застукал, когда на день раньше с командировки вернулся! Ааааа, щас мы эту Люську ославим на весь город и все прилегающие хутора! А то, что сами тайком под покровом ночи, короткими перебежками перемещаясь вдоль заборов и кустиков, на блядки бегали, так этого никто же не видел. Или видел? Ой, мамочки!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic