kotyindra

Category:

Боярышник

Осень в наших краях как-то исподволь и неуверенно начинает вытеснять лето. То тут, то там показываются ее приметы: мелькнет застенчиво в зеленой кроне желтеющий листочек. Как  будто за одну ночь кусты смородины поменяли окрас сначала  на бледно-розовый, а после уж и на глубокий бордовый. На пригреве еще тепло, временами даже жарко, но уже тянет в спину неприятный холодный ветерок, сулящий разгоряченному тебе простуду с ломотой. По утру так и вовсе несусветный холод и пар валит изо рта, и не знаешь как одеться по выходу из дома(( Ведь к обеду обязательно потеплеет и придется носить свитерок или куртку в руках.

В палисадниках уже робко распускаются первые сентябринки, астры и хризантемы. Летние мальвы еще держатся молодцом, но уже выходит их время, которое торопит холодное дыхание наступающей осени. Небольшие деревца рябины, еще не полыхают кострами, рано)) но ягода уже приобрела оттенок спелого мандарина, задорно-оранжевый. Красными капельками застыли ягодки калины и  боярышник похож на крупные  бусины.

Именно эти блестящие ягодки-бусины пробуждают во мне приятные воспоминания о детстве. Сентябрьский боярышник непременно ассоциируется с окончанием каникул и началом занятий в школе. 

Из школы мы вываливались разгоряченной радостной толпой – наконец-то уроки окончены!) Еще совсем недавно, буквально несколько дней назад, ребятня носилась как угорелая с утра до вечера по улицам, не вылезала из речки и не слезала с деревьев. А нынче начало сентября, а ты уже опрятно одет и сидишь на скучных уроках, непременно ерзая от переизбытка не выветрившейся за лето энергии. 

Толпа эта начинала дробится еще у ворот школы, делясь на стайки попутчиков (дружили тогда по территориальному признаку, с кем домой ходить по пути тот и становился приятелем)) Стайки эти в свою очередь дробились на все белее мелкие по пути следования и растекались разноголосыми ребячьими ручейками по окрестным улицам и переулкам. 

Вот и мы, несколько девчат, объединённых общей дорогой до дома, сворачивали с улицы Демьяна Бедного во второй Деповской переулок и там, за ОРСовским магазином надолго зависали у старенького и корявенького дерева - Боярышника. Нисколько не опасаясь за свое здоровье рвали крупную ягоду, чтобы тут же немытую запихать ее в рот. Иногда торопились, побаиваясь появления хозяина двора, за которым росло это дерево. Жил там одинокий дедуля, который нас, детвору страшно ругал и грозился отходить своей палочкой, на которую опирался при ходьбе. Считал дед, что мы ветви на его дереве обламываем, но это  было обидным оговором!(

 Никогда не ломали мы ветвей у деревьев, будь то охота на полосатые как бурундук ягоды джиды, будь то абрикос, который не успевал вызревать – съедался еще зеленым, будь то соседские персики, которые как известно слаще своих)) Но деду наши объяснения были малоинтересны, а потому держали мы ушки на макушке и едва заслышав приближение старика тут же вылетали из под дерева как потревоженные птички. А потом еще долго стояли на углу Деповского переулка и улицы Матросова у большого арыка, оттягивая момент неизбежного расставания, когда каждая из нас пойдет к своему дому, в свою улицу или переулок. 

И теперь, спустя много лет, при виде ягод Боярышника разгорается в груди теплый благодарный огонек и возвращаюсь я мысленно в ту пору и под то дерево, чтобы снова за поеданием ягоды делится с подружками страшными девчоночьими секретами (вы только никому не говорите!)) Чтобы снова увидеть седого, одинокого старика, грозящего палочкой,  из-за крашеного в зеленый цвет, деревянного забора. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic