kotyindra

Category:

Он сражался за Родину

Сегодня замечательная дата – 100 лет со дня рождения Сергея Федоровича Бондарчука. Великого советского  актера и режиссера, безумно талантливого и работоспособного. Я думаю, никто не будет спорить о том, что для того чтобы снять такие масштабные фильмы как «Война и мир», «Они сражались за Родину» нужны поистине титанические усилия. Тем более в той кинематографической реальности без дорогих спецэффектов и компьютерной графики! На простую и не всегда качественную отечественную кинопленку (никакой цифры!) Пусть даже и при колоссальной господдержке. Но почему-то сейчас, несмотря на господдержку и при таких сногсшибательных технических  возможностях перестали снимать хорошее  кино(( Ну да речь не об этом.

Несомненно, для каждого из нас Сергей Бондарчук предстает в каком-то одном из сыгранных им образов, том который наиболее близок и понятен. Для меня он так и останется простым русским солдатом Иваном Звягинцевым из замечательного фильма «Они сражались за Родину». Да и фильм этот был и остается моим любимым кино о войне. Неизменно год за годом девятого мая я ищу именно этот фильм по всем каналам и очень расстраиваюсь, если его не оказывается в сетке вещания. 

Простой, понятный, добрый с такими же ставшими почти родными героями. Обыкновенными,  и от этого особенно близкими. Спасибо Шолохову за прописанные характеры, спасибо режиссеру и актерам за воплощение этих образов. Многие из снявшихся в фильме,  сами прошли  дорогами той страшной войны, и  не понаслышке знали о ее ужасах. Им даже и не нужно было ничего играть! Им достаточно было вспомнить себя тех, молодых и необстрелянных мальчишек,  ушедших на фронт и волею судьбы оставшихся в живых и вернувшихся, чтобы спустя годы показать и рассказать нам о тех, кто ценой невероятных, нечеловеческих усилий спас мир. И нет в этом фильме ни показушной бравады, ни излишнего пафоса, ни красивых лозунгов. 

Есть отчаяние жителей, вынужденных бессильно наблюдать за тем, как отступают те, кто должен их защитить.  Есть в нем и  бесконечная усталость, которая читается  во всем. И  в натруженных руках, сжимающих саперную лопатку, вгрызающуюся в каменистую донскую землю. И в  безудержно рвущемся к затянутому дымом пожарищ небу,  испуганном крике молоденькой медсестры:  «Миленький, потерпи!». И в  глазах врачей вынужденных причинять боль спасая. И в  коротком перекуре санитара у палатки медсанчасти. Как же он торопиться, быстро затягиваясь и с сожалением поглядывая на остающуюся недокуренной самокрутку, которую так жалко, но надо выбросить, чтобы вернуться к работе. 

Как же жалко мне, с самого детства, когда я впервые увидела эту сцену, Звягинцева, посеченного осколками и ругающегося с санитаром из-за порезанных сапог. Как долго и страшно копается в его ранах военврач. Мне даже страшно представить, какую боль при этом испытывает раненый, для которого не нашлось никакой анестезии. Но больше всего меня цепляет сцена, в которой Звягинцев под обстрелом, крестится трясущейся неуверенной рукой и тут же отчаянно матерится. А потом, когда все стихнет сам же над собой подтрунивает, вот мол до чего человека довели! Ну как такое можно сыграть? Я не знаю. Наверное,  только прожить! 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic